Использование пробиотика лактоамиловорин при выращивании телят

ПРИМЕНЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ И ПРОБИОТИКОВ

УДК 636.2.084.1:8:579.67:612.3

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОБИОТИКА ЛАКТОАМИЛОВОРИН ПРИ ВЫРАЩИВАНИИ ТЕЛЯТ

1Анисова Н.И., 1Некрасов Р.В., Чабаев М.Г., 1Павлюченкова О.В., 2Карташов М.И. 1 ВНИИ животноводства Росселъхозакадемии, Подольск, Россия, 2ООО «Фермлаб». Москва, Россия

Целью работы было изучить эффективность использования при выращивании телят пробиотика лактоамиловорин, производимого на основе штамма Lactobacillus paracasei (Lactobacillus amylovorus БТ-24/88), выделенного из химуса слепой кишки здорового поросёнка. Опыт проведен на 16 телятах, которых в первые дни рождения распределили на две группы, получавшие основной рацион (ОР, 1-я группа, контроль) или ОР с добавкой лактоа-миловорина (2-я группа, опыт) по схеме: ежедневно в течение 5 суток после рождения по 15 мл (5×108 КОЕ/мл), далее недельными курсами до 30-дневного возраста по 15 мл на животное в сутки; с 30- до 60-дневного возраста телята получали сухой лактоамиловорин (5108 КОЕ/г) в смеси с комбикормом по 15 г/гол/сутки. К потреблению комбикорма телят приучали, начиная с 10-го дня. К концу опыта у телят опытной группы отмечено увеличение в крови фагоцитарной (Р<0.05) и бактерицидной (РО.01) активности, соотношения альбумины/глобулины (Р<0.01), активности щелочной фосфатазы (Р<0.05), тенденция увеличения содержания глюкозы и снижения уровня билирубина. В кале выявлено увеличение числа лактозоположителъной группы Е. coli (РО.01). Среднесуточный прирост живой массы телят опытной группы был выше на 12% (Р<0.05) при снижении затрат обменной энергии на 10,3%. Рекомендуется применять лактоамиловорин для телят молочного периода выращивания при раннем приучении их к потреблению комбикорма и грубых кормов.

Ключевые слова: телята, пробиотики, биохимический профиль крови, ростовые качества, кишечная микрофлора
Проблемы биологии продуктивных .животных, 2012, 4: 80-88

Введение

Пробиотические препараты, применяемые для сельскохозяйственных животных, обладают не только антагонистической активностью по отношению к патогенной и условно-патогенной микрофлоре, но также проявляют разностороннее действие на процессы пищеварения, повышают амилолитическую, пектинолитическую, липолитическую и целлюлозо-литическую активность ферментов в кишечнике, специфическую и неспецифическую иммунную резистентность организма (Hefco et al., 1996, Yilliland, 1990).

У телят в молочный период выращивания потребность в питательных веществах из-за интенсивного роста животных велика, а развитие ферментативных систем желудочно-кишечного тракта еще не завершилось. Использование антимикробных лекарственных препаратов для профилактики и лечения инфекционных заболеваний бактериальной этиологии не всегда даёт желаемый результат. Это можно объяснить приспособительной изменчивостью микроорганизмов, а также возникновением у животных иммунодефицитных состояний под воздействием лекарственных препаратов. Кроме того, применение антибактериальных препаратов часто бывает неэффективным из-за того, что они действуют не только на патогенную и условно-патогенную флору, но и на симбионтную, нормальную микрофлору данного биотопа, которая не всегда замещается в полной мере после прекращения курса антибактериальной терапии, в результате чего возникает дисбактериоз.

В последние годы многие научные положения, касающиеся состава и функции микрофлоры животных, подверглись существенному пересмотру. Накоплены научные знания, позволяющие рассматривать микрофлору пищеварительного тракта сельскохозяйственных животных как важнейшую экосистему, нормальное функционирование которой поддерживает общий гомеостаз. Поэтому любое нарушение микробиоценоза пищеварительного тракта приводит к нежелательным изменениям функций различных систем организма, снижая показатели продуктивности животных (Ушакова и др., 2010).

Имеются многочисленные данные, свидетельствующие о широких зооветеринарных возможностях пробиотических препаратов, используемых для профилактики и лечения болезней пищеварительного тракта алиментарной и инфекционной этиологии (Некрасов и др., 2008; Романов и др., 2011). Особенно эффективны препараты прямого действия, в состав которых входят активные микроорганизмы — представители облигатной микрофлоры пищеварительного тракта. К ним относятся молочнокислые, целлюлозолитические, лактофермен-тирующие бактерии, Е. coli и др. (Fuller, 1989, 1990; Лаптев, 2010).

Бифидо- и лактобактерии, преобладающие в нормальной микрофлоре животных, подавляют размножение патогенных и условно-патогенных микроорганизмов в основном путем наработки антибиотических веществ. Попадая в желудочно-кишечный тракт, присутствующие в этих препаратах микроорганизмы размножаются, синтезируют многие биологически активные вещества (органические кислоты, липиды, витамины, антибиотики, иммуно-модуляторы и др.) и повышают неспецифическую резистентность организма хозяина (Рег-digon et al., 2001). Своевременное целенаправленное заселение желудочно-кишечного тракта животных полезной микрофлорой способствует сохранению микробного баланса в пищеварительном тракте и, как следствие, ~ увеличению приростов массы тела и сохранности молодняка.

В настоящее время пробиотики используются для профилактики и лечения желудоч-но-кишечных болезней инфекционной природы (колибактериоз, сальмонеллез и др.) у молодняка сельскохозяйственных животных и птицы, а также для стимуляции неспецифического иммунитета; для профилактики и лечения расстройств пищеварительного тракта алиментарной этиологии (диареи, дисбактериозы, острые молочнокислые ацидозы и др.), возникающих вследствие резкого изменения состава рациона, нарушения режимов кормления, технологических стрессов и других причин; для восстановления микрофлоры пищеварительного тракта после лечения антибиотиками и антибактериальными химиотерапевтиче-скими средствами; с целью замены антибиотиков в комбикормах для молодняка сельскохозяйственных животных и птицы (Тараканов, 2000, 2003).

В последние годы появилось много новых пробиотических препаратов, созданных на основе одного или нескольких штаммов бактерий, обладающих определенными достоинствами и недостатками: лактобактерии, энтерацид, СБА, максилин и др. Однако все они имеют один общий недостаток: показания к применению ограничиваются профилактикой и лечением диспепсий бактериального происхождения у молодняка молочного периода. По ряду характеристик отлетается от аналогичных препаратов пробиотик лактоамиловорин, разработанный в лаборатории биотехнологии микроорганизмов ВНИИ физиологии, биохимии и питания сельскохозяйственных животных на основе штамма Lactobacillus paracasei (Lactobacillus amylovorus БТ-24/88), В КИМ В-6253. Штамм выделен из химуса слепой кишки здорового поросёнка, обладает широким спектром антагонистической активности против условно-патогенных и патогенных микроорганизмов, вызывающих заболевания у сельскохозяйственных животных, устойчив к экстремальным условиям среды пищеварительного тракта и антибиотикам.

Цель нашей работы заключалась в изучении биологической, зоотехнической и эко-номической эффективности использования данного пробиотика при выращивании телят.

Материал и методы

Опыт был проведен в экспериментальном хозяйстве ВИЖа на ферме Дубровицы Подольского района Московской области по схеме, приведенной в табл. 1.

Таблица 1. Схема проведения исследования

Группы n

Возраст, дни

Характеристика кормления
при постановке при снятии
1 контроль 8 1 60 Основной рацион (ОР
2 опыт 8 1 60 ОР+лактоамиловорин: жидкий — 0-30 дней недельными   курсами по 15 мл/гол/сутки: сухой — 31-60 дней в составе комбикорма-стартера по 15 г/гол./сутки

Для опыта было отобрано 16 телят голштинизированной черно-пестрой породы, которых с первого дня рождения распределили по принципу аналогов (живая масса, пол) в две группы по 8 голов в каждой. Телята содержались в первые 7-10 дней в индивидуальных станках, затем до 30-дневного возраста в станках по 2 головы, после чего в станках по четыре головы. Кормление телят было групповым, лишь цельггое молоко выпаивалось индивидуально. Длительность опыта — 60 дней.

Кормление телят осуществлялось гго схеме, принятой в хозяйстве. Животные контрольной группы получали основной рацион (ОР), состоящий в первые дни из 5 л молозива, далее по 6 л цельного молока в день в два приема, с четвертой декады по 5 л на голову в сутки. Начиная с 8-12-дневного возраста, приучали телят к поеданию сена, далее скармливали сено вволю. К потреблению сенажа подопытных животных приучали, начиная с 20-25-дневного возраста, стартерного комбикорма — с 10-го дня и постепенно доводили до 800-1000 г/гол./сутки.

Как известно, раннее приучение к комбикормам-стартерам позволяет достигать высоких приростов живой массы с самого начала выращивания молодняка. Полноценный комбикорм-стартер должен включать в свой состав все необходимые компоненты, позволяющие покрыть лимиты в питательных веществах, сохранить жизнеспособность и ускорить развитие телят. В напгем опыте в 1 кг комбикорма-стартера содержалось: 11,13 МДж обменной энергии, 198,8 г сырого протеина, 8,9 г лизина, не менее 6,9 г метионина+цистина, 57,5 г сырой клетчатки, т.е. он соответствовал существующим нормам (ВНИИКП, 2004).

Со дня рождения и до месячного возраста пробиотик (жидкая форма) выпаивали вначале с молозивом, а в дальнейшем — с молоком. Молодняк опытной группы получал лак-тоамиловорин по схеме: ежедневно в течение 5 суток после рождения по 15 мл, далее недельными курсами до 30-дневного возраста также в дозе 15 мл на животное в сутки. Впоследствии телята получали лактоамиловорин в смеси с комбикормом по 15 г/гол/сутки с 30-до 60-дневного возраста.

Характеристика препарата. В данный момент препарат проходит экспертизу в Рос-сельхознадзоре и после регистрании будет выпускаться в промышленном масштабе но раз-работанной специалистами ООО «Фермлаб» технологии на ООО «IК) Сиббиофарм», г. Бердск Новосибирской области. Лактоамиловорин-КЖ (Lactoamylovorin-KG) содержит культуру молочнокислых бактерий штамма Lactobacillus paracasei (Lactobacillus amylovorus БТ-24/88), BRUM B-6253, выращенных на жидкой питательной среде (на молочной среде, гидролизованном молоке или синтетической среде MRS). В 1 см3 препарата содержится не менее 5×108 КОЕ (колониеобразующих единиц) молочнокислых бактерий. Лактоамиловорин-КЖ представляет собой: на молочной среде — молочный сгусток (простокваша) от светлого до темно-кремового цвета, со специфическим кисломолочным запахом; на синтетической молочной среде MRS — жидкость от светло-коричневого до темно-коричневого цвета, с наличием беловатого осадка и слабо выраженным молочным или кисломолочным запахом, не содержит генетически модифицированных организмов (ГМО).

Лактоамиловорин-СП (Lactoamylovorin-SP) содержит лиофильно высушенную культуру молочнокислых бактерий того же штамма и наполнитель — сухую молочную сыворотку или сухое обезжиренное молоко. В 1 г препарата содержится не менее 5×108 КОЕ (колоние-образующих единиц) молочнокислых бактерий. По внешнему виду препарат представляет собой однородный мелкодисперсный порошок от белого до светло-коричневого цвета, со слабо выраженным кисломолочным запахом, не содержит ГМО.

Химический анализ кормов проводился на базе химико-аналитической лаборатории ВИЖа. В конце опыта пробы крови были отобраны пункцией яремной вены у трех телят из каждой группы. Пробы цельной крови и сыворотки до исследования хранили в переносном холодильнике при +2… +4 °С. Биохимический анализ проведен через 1 час после отбора проб в лаборатории биохимических исследований ВИЖа на автоматическом биохимическом анализаторе С hem Well (Awareness Tehnology, США). Были определены следующие показатели сыворотки крови: активность ферментов: аланинаминотрансфераза (АЛТ) — УФ-кинетическим методом; асиартатаминотрансфераза (ACT) — У Ф-кипс п f ческим методом; щелочная фосфатаза — кинетическим методом; общий белок — биуретовым методом; концентрации: альбумин — колориметрическим методом; креатинин — кинетическим методом Яффе; мочевина — ферментативным колориметрическим методом по Бертелоту; глюкоза — глю-козооксидазным методом; общий билирубин — количественное определение методом Walters и Gerarde; общий холестерин — ферментативно-колориметрическим методом. Был также проведен общий анализ крови с определением следующих показателей: содержание гемоглобина, количество эритроцитов и лейкоцитов, а среднее содержание гемоглобина в одном эритроците (СГЭ).

От животных, находящихся на балансовом опыте, были отобраны пробы кала и в лаборатории микробиологических исследований ВИЖа определяли количество бактерий в 1 г кала методом высева десятикратных разведений на агаризированные и жидкие селектив-но-диагностические среды с подсчетом после инкубирования при температуре 37° С типичных и атипичных колоний, с применением микроскопии (окраска по Грамму) и идентификацией но ИМАЦ-тестам (в том числе определение оксидазных свойств), с последующим: подсчетом КОЕ/г по группам микроорганизмов.

В период проведения опыта ежедневно вели наблюдения за клиническим состоянием животных с привлечением специалистов хозяйства, за поедаемостью кормов и функционированием пищеварительной системы. Вели учет заболеваемости и эффективности лечения. В контрольной группе лечение диарей проводили по принятой в хозяйстве схеме. Заболевшим диареей телятам выпаивали препарат Диастол-АФ. который используется для лечения желудочно-кишечных болезней бактериальной этиологии у телят и поросят; применяется в дозе 10 мл/кг живой массы 2 раза в сутки с интервалом 12 ч продолжительностью 3 дня. Телятам с легкими признаками диареи выпаивали сенной отвар, пропуская кормление молоком в первый день заболевания, а в последующие дни давали молоко, разведенное пополам с отваром до того времени, пока у телят не исчезнут признаки диспепсии.

В опытной группе при лечении диспепсии использовали лактоамиловорин на фоне традиционного лечения. Препарат задавали с кормом (молоком или комбикормом) в дозе 30
мл или 30 г 2 раза в сутки до выздоровления. Согласно плану проведения профилактических мероприятий, всех подопытных телят прививали вакциной КОМБОВАК-Р подкожно в
дозе 2 мл на голову — три раза, через каждые 22 дня.

Результаты и обсуждение

Проведенные исследования выявили некоторые различия между группами по содержанию в крови и сыворотке продуктов межуточного обмена, хотя их концентрация у животных всех групп находилась в пределах физиологической нормы (табл. 2). Концентрация общего белка сыворотки крови у телят 2-й группы была снижена (Р<0,001) за счет более низкого уровня глобулинов (Р<0,01). Для характеристики белкового обмена в организме животных обычно обращают внимание на коэффициент А/Г (белковый индекс) как показатель интенсивности белкового обмена. Повышенная метаболическая нагрузка (высокий удой молока, ускоренный рост молодняка) у продуктивных животных сопровождается усилением биосинтеза атьбуминов в печени (Таранов, 1986). В нашем опыте белковый индекс был существенно выше у телят опытной группы (Р<0.01).

В этой же группе отмечено снижение концентрации мочевины в крови по сравнению с контролем на 13,7%. Азот мочевины имеет два источника — из аминокислот и из аммиака, образующегося в пищеварительном тракте. Чем выше доля растворимого протеина, тем выше может быть уровень мочевины в крови. С другой стороны, образование аммиака могло снизиться под действием пробиотика.

Билирубин является конечным продуктом распада гемоглобина. Определение количества билирубина плазмы крови используется для оценки функции печени или интенсивности гемолитических процессов в организме. В нашем опыте наблюдалось снижение уровня билирубина крови у телят опытной группы. Уровень глюкозы в крови телят опытной группы был выше контроля на 18,5% (Р<0.1), возможно, за счёт образования в рубце большого количества прониогювой кислоты с последующим поступлении глюкозы из печени в кровь для использования в качестве энергетического материата. Содержание холестерина в крови было выше в опытной группе (РОЛ). Около 85% холестерина образуется в печени и 15% поступает с рационом. Холестерин является основным строительным материалом для клеточных стенок и нервной ткани, участвует в синтезе витаминов группы D, в формировании желчи, в синтезе различных гормонов, в том числе половых.

Таблица 2. Биохимический и клеточный состав крови 60-дневных телят (M±m, n–3)

Показатели Группы
1 (контроль) 2
Общий белок, г/л 77,92±0,87 63,4±0,44***
Альбумин, г/л 27,9±1,1 30,0+1,8
Глобулин, г/л 50,02±1,92 33,37±0,91**
А/Г коэффициент 0,56±0,05 0,90±0,04**
Мочевина, ммоль/л 3,28±0,23 2,83±0,24
Креатинин, мкмоль/л 70,0±4,1 62,8±12,4
Билирубин общий, мкмоль/л 9,09±0,38 7,74±0,66
АЛТ, МЕ/л 11,79±2,10 9,02±0,26
ACT, МЕ/л 63,74±1,26 63,24+4,32
Глюкоза, ммоль/л 4,33±0,24 5,1З±0,31
Холестерин, ммоль/л 1,58±0,44 2,74±0,24
Мочевая кислота, мкмоль/л 46,28±2,06 46,28±3,56
Триглицериды, ммоль/л 0,54±0,06 0,62±0,04
Щелочная фосфатаза, МЕ/л 322±29 688±20***
Щелочной резерв, об. % С02 60,78±1,96 54,80±0,79*
Кальций, ммоль/л 2,48±0,06 2,60±0,02

Фосфор, ммоль/л

2,34±0,13 2,54±0,08
Са/Р 1,38±0,08 1,33±0,03
Лейкоциты, 109/’л 10,24±1,07 10,88±1,28
Эритроциты, 1012/л 9,02±0,18 9,33±1,31
Гемоглобин, г/л 103±2 101±1З
Гематокрит, % 30,7±0,6 31,4±4,9

Примечание: *P<0,05, **P<0,01, ***P<0,001 по t-критерию при сравнении с контролем

В крови телят опытной группы уровень кальция превышал контроль на 4,8%, а фосфора — на 8,5%, при этом оба эти показателя находились в пределах физиологической нормы для данной возрастной группы крупного рогатого скота. Гематологические показатели у телят обеих группах также находились в пределах физиологической нормы.

В качестве критериев степени реактивности организма телят мы использовали показатели бактерицидной активности крови и опсонофагоцитарной реакции (табл. 3) .

Таблица 3. Показатели неспецифического иммунитета у телят (М±ш, n-3)

Показатели Группы
1 (контроль) 2
Фагоцитарная активность, % 40,30±0,58 44,00±0,50*
Фагоцитарный индекс 5,3 (Ш), 13 6,27±0,25*
Фагоцитарное число 2,13±0,10 2,77±0,12
Бактерицидная активность, % 38,90±1,16 66,10±1,29**
Лизоцимный индекс 10,75±1,50 24,17±1,80*

Примечания: * Р<0,05, **Р<0,01, ***Р<0,001 по t-критерию при сравнении с контролем.

В нашем эксперименте в опытной группе по отношению к контролю повысились фа-гоцитарная активность на 9,2% (Р<0.05) и в несколько большей степени фагоцитарный индекс (на 18,3%, Р<0.05). Фагоцитарная активность выражается процентным отношением активных, то есть участвующих в фагоцитозе, лейкоцитов к общему числу подсчитанных нейтрофильных лейкоцитов; фагоцитарный индекс определяется средним числом фагоцитированных микробов, приходящихся на один активный лейкоцит, и характеризует интенсивность фагоцитоза. Фагоцитарное число является дополнительным показателем, характеризующим как агрессивность лейкоцитов, так и их активность. Значение фагоцитарного числа также было выше у животных в опытной группе (табл. 3).

Известно, что иммунный статус любого живого организма во многом определяет его рост, развитие и продолжительность продуктивной жизни. Бактерицидная и лизоцимная активность сыворотки крови являются показателями гуморальных факторов защиты и естественной резистентности. В опытной группе были выше значения и бактерицидной (Р<0.01), и лизоцимной (РО.05) активности сыворотки крови.

Фагоцитарная активность цельной крови, бактерицидная и лизоцимная активность сыворотки крови служат основными показателями резистентности организма (Горелов, Ки-зеров, 1984; Митюшкин, 1985; Коля ков, 1986). Анализируя данные, полученные в результате эксперимента, можно отметить, что включение в рацион телят лактоамиловорина положительно отразилось на таких важных показателях резистентности организма, как бактерицидная, лизоцимная активность сыворотки крови и фагоцитарная активность цельной крови, что обуславливает более устойчивую способность организма противостоять неблагоприятному воздействию эндо- и экзогенных факторов окружающей среды.

Известно, что при установлении природы кишечных расстройств нельзя игнорировать значение состава микрофлоры кишечника для его нормальной функциональной деятельности. Макроорганизм и населяющая его микрофлора, в том числе микрофлора кишечника, являются сбалансированной экологической системой. Более того, в самом кишечном биоценозе существуют коррелятивные связи между отдельными родами, видами бактерий. Качественное или количественное изменение одного из компонентов биоценоза оказывает влияние на всю систему в целом. Нарушение же сложившегося в процессе эволюции биологического равновесия между микробной флорой и организмом не может быть для последнего безразличным. Поэтому при затяжных кишечных заболеваниях следует учитывать, что они могут поддерживаться развившимся дисбактериозом кишечника. При этом отдельные факторы, такие как характер питания, сезон года, возраст, оказывают определённое влияние на состав микрофлоры кишечника. С возрастом, например, происходит сдвиг в сторону увеличения грамположительной, гемолитической микрофлоры. Однако колебания, связанные с этими воздействиями, невелики, а способность здорового организма к саморегуляции обеспечивает быстрое восстановление относительного постоянства нормального биоценоза.

В кале телят обеих групп основная аэробная микрофлора представлена полноценной в ферментативном отношении кишечной палочкой, которая разлагает в течение 18-24 ч лактозу и растет на среде Эндо в виде темно-красных колоний с металлическим блеском. Выделенные из этих колоний культуры расщепляют лактозу (лактозоположительные) с образованием кислоты и газа (табл. 4).

В контрольной группе животных значения титра лактозоположительных бактерий (lg КОК г) составило в среднем 4,86, тогда как в опытной группе этот показатель составил 5,93 (Р<0.01). При этом лактозоотрицательные бактерии группы кишечной паточки в соответствующих разведениях не были обнаружены (значения титра менее 103 ).

Кишечная палочка и лактобациллы характеризюются высокоантагонистическими свойствами, препятствюющими развитию патогенных и ряда необычных для нормальной микрофлоры кишечника условно-патогенных микробов; тем самым барьерное действие нормальной микрофлоры кишечника можно рассматривать как один из факторов естественной резистенотности организма.

Таблица 4. Показатели микрофлоры кала телят, lg KOE/г (M±m, n=3)

Группы микроаргонизмов Группы животных
1 (контроль) 2
Лактобациллы 7,69 ± 0,09 7,80 ± 0,03
Утилизирующие глюкозу 7,44 ± 0,08 7,51 ± 0,02
Утилизирующие крахмал 7,32 ± 0,12 7,49 ± 0,03
Бактерии группы кишечной палочки (лактозоположительные) 4,86 ± 0,03 5,93 ± 0,10
Лактозоотрицательные бактерии группы кишечной палочки < 103 < 103

Примечание: **Р<0,01 но t -критерию при сравнении с контролем.

Аначиз морфологических показателей крови телят показат, что все показатели были достаточно высокими, находились в пределах физиологических нормативов. Сохранность животных в опыте была 100%.

Взвешивание животных проводили при постановке и снятии, а также ежемесячно. В начале опыта животные обеих групп имели практически одинаковую живую массу — 28,429,0 кг. В конце эксперимента телята опытной группы имели живую массу 63,4 кг, превышающую контроль на 3,2 кг. Среднесуточный прирост живой массы в опытной группе составил 583 г против 521 г в контроле (Р<0,05). Целесообразность использования изучаемого препарата подтверждается и снижением затрат кормов на единицу продукции. За период опыта на 1 кг прироста в опытной группе было израсходовано 35,95 МДж обменной энергии, что на 10,3% ниже по сравнению с контролем.

Таким образом, на основании результатов исследований можно рекомендовать использование пробиотика лактоамиловорин на основе штамма Lactobacillus paracasei (Lactobacillus amylovorus БТ-24/88), ВКПМ В-6253 при выращивании телят-молочников с целью повышения продуктивности животных, снижения затрат кормов, профилактики и лечения расстройств пищеварительного тракта алиментарной этиологии (диареи, дисбактериозы, острые молочнокислые ацидозы и др.).

ЛИТЕРАТУРА

  1. Антонов Б.И. Лабораторные исследования в ветеринарии: Справочник. М.: Агронромиздат, 1991,287 с.
  2. Горелов И.О., Кизеров А.А. Определение уровня естественной резистентности у свиней. Ветеринария, 1984, 3: 67-68.
  3. Коляков Я.Е. Ветеринарная иммунология. М.: Агронромиздат, 1986, 272 с.
  4. Лаптев Г. Кормление животных и микрофлора. Животноводство России, 2010, 2: 56-57.
  5. Методические указания по применению унифицированных микробиологических (бактериологических) методов в исследования в клинико-диагностических лабораториях: Приложение 1 к приказу Минздрава СССР №535. М., 1986, 18 с.
  6. Микробиологическая диагностика дисбактериозов: Метод. рекомендации. Киев, 1986, 27 с.
  7. Митюшкин В.М. Естественная резистентность сельскохозяйственной птицы. М.: Росседьхозиз-дат, 1985, 160 с.
  8. Некрасов Р.В., Виноградов В.Н., Кирилов М.И., Хабаров А.В. Биологические эффекты скармливания молочным коровам комбикормов с пивной дробиной и пробиотиком. Проблемы биологии продуктивных животных, 2008, 3: 52-59.
  9. Перепелкин Н.В. Применение сухой пивной дробины и пробиотика в стартерных комбикормах при выращивании телят: Автореф. дисс. … к.с.-х.н. Дубровицы, 2006, 25 с.
  10. Пивняк И.Г., Тараканов Б.В. Микробиология пищеварения жвачных. М.: Колос, 1982: 3-5, 40-122.
  11. П.Романов В.Н., Воробьева СВ., Двалишвили В.Г., Дуборезов В.М., Чабаев М.Г., Некрасов Р.В., Лаптев Г.Ю., Ильина Л.А. Использование ферментативного целлюлозолитического пробиотика целлобактерин-Т в животноводстве. Методические рекомендации, 2011, 51 с.
  12. Смолянинов Ю.И., Сутулов Е.М., Белый Д.С. Влияние экспериментальной пробиотической добавки на молочную продуктивность коров. Достижения науки и техники АПК, 2008, 11: 40-44.
  13. Тараканов Б.В., Николичева Т.А. Эффективность целлобактерина при выращивании телят. Молочное и мясное скотоводство, 2000, 4: 14-16.
  14. Тараканов Б.В. Состояние и перспективы использования пробиотиков в животноводстве. Проблемы кормления сельскохозяйственных животных. ВИЖ: Дубровицы, 2003, 106 с.
  15. Таранов М.Т. Биохимия и продуктивность животных. М.: Колос, 1986, 240 с.
  16. Ушакова НА., Вознесенская В.В., Козлова А.А., Нифатов А.В., ПавловД.С. Выделение сомато-статин-подобного пептида Bacillus subtilis В-8130, кишечного симбионта дикой птицы Tetraouro-gallus, и влияние бациллы на животный организм. Доклады РАН, раздел Общая биология, 2010. 434(2): 282-285.
  17. Чебаков В.П., Богатырев Г.А., Чебакова Н.Д. Использование кормовой добавки с пробиотиками в рационах сельскохозяйственных животных. Новосибирск, 2005: 17-18.
  18. Fuller R. Probiotics in man and animals. J. Appl. Bacterid., 1989, 66: 365-378.
  19. Fuller R. Probiotics in agriculture. Agbiotech News and Information, 1990, 2(2): 217-220.
  20. Hefco G., Rugina V., Olteanu Z. The influence of various carbon source on the fermentation with a-amylase producing strains of B. subtilis. An. Sti. Univ. Iasi. Sci., 1996, 42: 141-146.
  21. Perdigon G., Fuller R., Raya R. Lactic acid bacteria and their effect on the immune system. Curr. Issues Intest. Microbiol., 2001, 2(1): 27-42.
  22. Yilliland S.E. Health and nutritional benefits from lactic acid bacteria. FEMS Microbiol. Rev., 1990, 87(1-2): 175-188.